gennadydobr (gennadydobr) wrote,
gennadydobr
gennadydobr

КОСТЮМ


1. Сара.
Он ждал Андрея в лесу, под елочкой, среди молодого подлеска. На вычурной резной деревянной вешалке. На полочке внизу стояли туфли, сияя тем блеском кожи, который не способна испортить никакая пыль. Но костюм затмевал их. Строгий классический крой, неяркая дорогая ткань. И вшитая во все швы элегантность.

  Он был из той породы, о чьей цене не спрашивают, просто отдают кредитку – вот этот, пожалуйста. Или даже не так, а – примерки, прикидки, неспешная постройка. Служенье красоте не терпит суеты.
Но Андрей ведь не покупал его, не заказывал, не строил, как стоят виллу. Он просто оказался здесь одновременно с ним, в одном месте и в одно время. Он просто шел… А куда же он шел? Андрей медленно опустился на ковер из хвойных иголок, не сводя глаз с костюма.  Достал спички, прикурил потухшую сигарету. На нее капнула капля дождя, и тянулась она с трудом, но другой не было. Выходя из машины, Андрей оставил сигареты под стеклом, вместе с ключами – может, кому-нибудь пригодятся. Машинка, когда-то стильная и смешная, стала похожа на постаревшую Джульетту Мазину, и годилась только в металлолом или в подарок. Андрею было приятно думать, что эта старушка кому-нибудь еще пригодится.
  Да, он решил не возвращаться и идти только вперед. Впереди, в километре, шумело вечное море, готовое принять любого, не взирая на его социальный статус. Позади оставалась только тоска неудач и несчастий, и не к кому было даже мысленно потянуться. Да, подумал он с внезапной злостью на самого себя, я сам разрушал все, к чему прикасался. Сперва – оставленная ради переезда в Израиль девушка. Андрей даже сейчас стеснялся назвать ее любимой, будто берег это почетное звание для грядущей встречи с той, единственной и неповторимой… Потом – служба в армии, незадавшаяся армейская карьера. Одного неправильно понятого слова оказалось достаточно, чтобы перечеркнуть все его достижения. Он назвал в сердцах своего сержанта-йеменца черножопым, а тот, как оказалось, неплохо знал русский. Вылетев с престижного курса десантников, - не помог даже разряд самбиста, Андрей забил на все. И на армию, и на себя, и даже на страну. Не хотите меня, не цените, - ну и хрен с вами! На выпивку и веселье хватало зарплаты шофера-экспедитора-грузчика, а мама покорно обстирывала и подкармливала, когда не хватало до получки. И друзья у него были соответствующие – без языка, без специальности, без образования.
  Иногда Андрей вспоминал родной университет, два законченных курса, казавшиеся тогда тоской зеленой, а сейчас – филиалом рая на Земле. Но в местных вузах не стелили ковровые дорожки российским недоучкам, а начинать сначала не позволяло сперва самолюбие, а потом – да черт его знает, что помешало потом! Одна работа, вторая, третья… Женитьба, глупая, без любви, и такой же глупый развод. Жена Саша, и дочка Саша, названная супругой от большой любви к себе, ненаглядной. После развода – съемные квартиры, потом – комнаты, потом – углы… Денег вечно не хватало, и мама устала помогать, у нее и у самой все было непросто – новый муж, новый ребенок. Андрею не было места в ее мире, и он отдалился, понимая это. Последние месяцы вообще жил в машине, или в палатке, когда оставались силы разбить ее вечером. Стирать научился в автоматической прачечной, гладить – на плечиках, в салоне машины. Он неостановимо скатывался в бомжи. Поймав себя на воспоминании о последней работе, куда он не звонил и не появлялся уже неделю, Андрей ужаснулся. Так ясно представились ему тусклые годы существования впереди, с непрерывным скольжением вниз, вплоть до скамейки в парке и обоссаных брюк, что он отшатнулся от этой картины в ужасе. И побежал топить свои проблемы в море, бросив машину на грунтовой дороге между двух кибуцев.
  И вот он сидит, курит, и смотрит на эти вешалку и костюм. Такие вещи существовали совсем в другом мире, который Андрей видел только в боевиках про Джеймса Бонда. Дворецкий! – подумалось ему. Дворецкий в ливрее вынес из замка этот костюм и оставил в лесу, потому что хозяин сказал ему сделать это. Не изменясь в лице, не выразив удивления, поклонился и молча понес. Может быть, и сейчас он где-то здесь, охраняет имущество. С ружьем, например – Андрей поежился, представив заряд дроби между лопаток. А, собственно, почему дробь? Он ведь еще ничего не сделал?  Андрей улыбнулся детской уловке мысли. Конечно же, он заберет этот костюм! В глубине души он сразу же это понял. Странно, ведь раньше он не был вором. Даже когда представлялась возможность украсть, что-то его останавливало. Какие-то глупые детские предрассудки, впитанные с молоком матери или в детском садике, или в пионерском отряде. Не укради, не убий, не возжелай, не прелюбодействуй...
  Треск ветки испугал его. Андрей вскочил, обернулся. Вышедший из зелени хвои человек имел несомненное сходство с костюмом. В нем просвечивало совершенство – точнее Андрей не смог бы сформулировать. Высокий, Андрею под стать, широкоплечий, пластичный. Единоборствами занимается, подумал Андрей, глядя, как тот легко отклоняется от веток, не касаясь их руками. Одежда незнакомца переливалась пестрыми пятнами, и в осеннем лесу он казался невидимкой.  Пустынный орел в его руке не казался большим и неуклюжим, а вполне уместным – лес, камуфляж, оружие, осень. Судя по ночному прицелу - Марк 9, а судя по хватке – управляться с пистолетом товарищ умеет. Тактический шлем прикрывал голову и лицо, и из-под темного стекла виден был только рот, с прихотливо изогнутой линией губ. Пижон, подумал Андрей. И спортивное, и охотничье применение такого пистолета в приморском перелеске представлялось нереальным. Но камуфляжный, похоже, считал иначе. Он уставил треугольное дуло со щелями дульного тормоза по бокам в живот Андрею и спросил, весело улыбаясь:
-         Нравится?
Андрей не знал, что ответить этому психу. Поди угадай, какого он ответа ждет, с ручной пушкой в руке. Андрей представил, какое действие произведет на его организм двенадцатимиллиметровая пуля, и у него свело мышцы живота. Мечтая о скором конце, он никак не примерял к себе возможность такого способа ухода. Он неуверенно пожал плечами - Нет, не нравится.
Собеседник показал стволом на вешалку.
-         Костюм, спрашиваю, нравится? И, не дожидаясь ответа, шагнул к вешалке, взял пиджак за плечи, не выпуская пистолета, встряхнул, как продавец на базаре.
-         Смотри, какая ткань, какое качество! Ей-богу, для себя заказывал. Но отдаю, как брату. Носи!
Он повесил пиджак обратно, и махнул повелительно:
-         Раздевайся!
Спорить Андрей не стал. С сумасшедшим не спорят. Быстро разделся, уложив на землю подле стоптанных сандалий выцветшие джинсы и свитер.
-         Белье тоже! Псих разглядывал его с непонятным выражением, будто решая в уме сложную задачу. Потом повернулся, и через плечо бросил:
-         На вешалке есть все. Через месяц увидимся. Считай сегодняшнее переодевание выигрышем в лотерею.

  И ушел, как не было его. Андрей нерешительно подошел к вешалке. Действительно, там было все необходимое, начиная с носков и трусов. На полочке обнаружился даже дезодорант. Хорошо, что он искупался сегодня – захотелось расстаться с миром в чистоте. Намазывая подмышку, Андрей поймал себя на мысли о нереальности происходящего. Только холод и иголки, колющие босые ноги, убеждали в реальности. Андрей оделся, согревшись в процессе. Застегивая запонки, он еще раз поразился ценности и качеству вещей. Похожие запонки он видел лишь однажды, на отце, когда тот еще жил с ними.
Собираясь в театр, тот привычно продел в манжеты рубашки эти невиданные предметы, и шестилетний Андрейка вдруг остро понял, что ничего не знает об этом красивом человеке. Тот обернулся, будто почувствовав детский взгляд, глянул холодно, остро, как на взрослого, и Андрей отчего-то зашелся в плаче, будто его ударили. Мама долго посидела перед ним, шурша тканью пышного крепдешинового платья, успокаивала, говорила слова… Отец исчез вскоре после этого случая, и они так и не узнали, что же с ним стало. Его признали пропавшим без вести, и это в мирное-то время! У отца оказались очень влиятельные знакомые, все оформили, как по волшебству.
Маме даже начислили небольшую пенсию – за потерю кормильца. Впрочем, она и так неплохо зарабатывала – медсестер заставляли перерабатывать, квалифицированных кадров не хватало. Оставаясь один вечерами, Андрей фантазировал, как отец преследует банды шпионов и бандитов, отрекшись от семейной жизни ради счастья Родины. Впрочем, скоро фантазировать он перестал, да и Родина как-то усохла, изменилась, преобразилась. В новой жизни им с мамой не нашлось места, и они, устав от безнадеги выживания, с радостью согласились на переезд в маленькую, но очень гордую страну у теплого моря. У мамы оказалась подходящая метрика, и они приплыли сюда, как в сказке, на большом белом прогулочном теплоходе – Сохнут расстарался. Так и остались в ярком прибрежном городе, и квартиру снимали сперва у самого моря, в старом районе, где невольно выучивался не только иврит, но и арабский.
Мама пошла на курс при университете, готовиться подтверждать диплом медсестры – так и не подтвердила, кстати. Не хватило способностей к языку, пусть и родному по паспорту.  А Андрей пошел в армию, в престижные войска, наслушавшись советов о том, что армия здесь – ступень для быстрой карьеры и успешного вхождения в общество. Не получилось вхождение – невесело ухмыльнулся он, вспоминая армейскую тюрьму и подначки местных уголовников, "откашивающих" там от службы. Да, это было началом конца, подумал он, и вдруг с удивлением вспомнил, что еще пол часа назад вполне серьезно собирался свести счеты с жизнью. Что же изменилось – тряпочки на теле? Андрей недоверчиво прислушался к себе. Действительно, пригибавшая его к земле депрессия куда-то испарилась, и от этого во всем теле появилась радостная легкость. Казалось, оттолкнись посильней – и полетишь, как воздушный шарик.
Проверять Андрей не стал, но, перекладывая тощий портмоне с документами из линялых джинсов во внутренний карман пиджака, обнаружил там невесомый тонкий телефон с номером, написанном на липкой бумажке на экране. Номер был простой, Андрей его сразу запомнил. Проверив все карманы, он нашел заколку для галстука, ручку, тонкие часы с браслетом, тяжелую зажигалку и большой перстень с непонятным вензелем. Надел на палец – пришелся впору. Оставил покрасоваться. К сожалению, ни денег, ни кредиток в карманах не оказалось. Андрей подумал, что и так получил подарков больше, чем заслуживал. Захотелось позвонить маме, но телефон не открывался, требовал приложить палец к экрану. Решив, что хуже не будет, Андрей приложил, и аппарат, подумав, поприветствовал Андрея по имени и по-русски. Ошалело глядя на экран, Андрей вспомнил, что оставлял свои отпечатки в управлении внутренних дел, когда получал новый биометрический паспорт взамен старого, утерянного или украденного по пьяни. До чего техника дошла! - подумал он, и все-таки позвонил. Имя мамы высветилось еще когда он набрал номер, и Андрей решил этому не удивляться. Очередное чудо технологии, подумаешь!
  Мама ответила сразу, будто ждала звонка. Поговорили ни о чем – о погоде, о сводной сестренке, о здоровье. По негласному уговору они не касались в разговорах болезненных тем – к чему лишний раз травить душу? И в этот раз мама только спросила, откуда он звонит, с чьего аппарата? Какое-то странное имя, и по-английски… Андрей отговорился, что одолжил телефон у приятеля, и мама успокоилась. Они никогда друг другу не лгали, даже в мелочах. Раз сказал – одолжил, значит, так оно и есть.
  Закрыв телефон, Андрей задумался, что ему делать раньше. Возвращаться к машинке, садиться за руль ржавой развалюхи в таком виде казалось неправильным. Он пошел вперед, к приморскому шоссе.
  Городок выглядел именно так, как должно выглядеть маленькому городку. Длинная центральная улица, начинающаяся от длинной подъездной дороги, кольцо с клумбой, выложенная плиткой площадь перед горсоветом, банк рабочих, и напротив его – обязательные парикмахерская и овощная лавка. Андрей пришел сюда закрыть счет. Сперва-то он не собирался совершать такое явно бессмысленное действие – чего там, и так закроют! Но облачение в костюм изменило в нем что-то, и захотелось закрыть и этот гештальт.
  Городок находился в двух шагах от леса, чуть к югу. Дел у Андрея не было никаких, и он спокойно шагал, не утомляясь, километр за километром, благо, туфли были невесомы и незаметны ногам, а вместо летнего хамсина лицо обдувал осенний влажный прохладный ветер.
Он разгорячился от ходьбы, расстегнул пиджак и ослабил галстук. Снимать что-то с себя не хотелось. Выбирая место для перехода на другую сторону улицы, к банку, Андрей увидел, как машет ему призывно переспевшая блондинка из дверей парикмахерской. Он остановился, раздумывая. Постричься ему не помешало бы, но денег в кошельке кот наплакал, а позориться, считая мелочь,  в его нынешнем виде было положительно невозможно.
Уловив его колебание и правильно истолковав его причину (провинциальные куаферы часто догадливы и наблюдательны), дама воскликнула на чистом русском:
-         Заходи, красавчик, сегодня я постригу тебя бесплатно!
Андрей улыбнулся ей в ответ.
-         Спасибо, красавица, я как раз забыл в машине свою чековую книжку…
Парикмахерша рассмеялась. Шутка получилась двойной – все знали, как неохотно принимали чеки владельцы маленьких бизнесов. Усаживаясь в кресло и отдаваясь в руки хозяйки, Андрей по старой привычке попросил постричь его покороче – так получалось экономней, на дольше хватало. Блондинка критически оглядела его с разных сторон, пошевелила ему шевелюру, задумалась. Потом решительно двинулась к журнальному столику, взяла один из журналов и показала Андрею обложку. Оттуда глядел томно бредопитоподобный красавец, склонив набок голову с идеальной прической. Андрей пожал плечами под простыней.
-         Вы разбираетесь в этом лучше меня. Делайте на свой вкус, ведь это же за ваш счет. А кто платит, тот и заказывает музыку.
Блондинка рассмеялась.
-         Меня звать Светой, и сдается мне, что ты не станешь моим постоянным клиентом. Ну да ладно, попробую блеснуть – мне это не часто здесь удается.
  Она зажужжала, защелкала, загудела своими инструментами вокруг его головы, и Андрей невольно закрыл глаза, защищая их от состригаемых волос. Память немедленно унесла его в детство: вот он сидит на досточке, уложенной на подлокотники парикмахерского кресла, и подруга матери Зоя стрижет его под полубокс, не прерывая ни на секунду разговор с мамой, с ним, с коллегами и посетителями. Ему семь лет, и пахнет Шипром и Красной Москвой, и ужасно хочется почесать нос, но нельзя, а в радиоточке поют Марш Энтузиастов, и жизнь вокруг прекрасна и удивительна…
Он задремал. Очнулся от тишины. Открыл глаза, Светлана смотрела на него со странным, непонятным ему выражением на лице. Андрей извинился, сказал, что устал – и это было правдой, и что ему в руках Светланы было уютно и спокойно. И это тоже была правда. Светлана покраснела, и с удвоенным пылом защелкала ножницами, прижимаясь к нему кстати и некстати мягким податливым телом. С сожалением закончила, обдув его теплым воздухом из фена. Сняла простыню, поправила воротник. Андрей нерешительно коснулся небритой щеки. Светлана отрицательно покачала головой.
-         Тебе так лучше, со щетиной. Это сейчас модно, и тебе идет. Если будешь стричься у кого-то, кроме меня (она улыбнулась) – напомни, чтобы оставили трехдневную щетину. Ну, бывай! Удачи, хатих!
  Поблагодарив неожиданную благодетельницу, Андрей перешел дорогу и оказался в банке. Когда-то, еще до армии, он подрабатывал в этом городке, и тогда же открыл отдельный от мамы собственный счет, для удобства расчетов с работодателем. Уже давно на этом счету не водилось свежей копейки, и, по расчетам Андрея, комиссионные давно съели все остатки невеликой солдатской зарплаты. Андрей подошел к свободному окошку, поздоровался, предъявил удостоверение личности и попросил закрыть счет. Работница сперва начала уговаривать его передумать, а потом извинилась и убежала куда-то. Вернулась через минуту и попросила Андрея пройти к заведующему отделением банка. Такова, мол, обязательная в таких случаях процедура. Андрей пожал плечами и отправился в указанный ему кабинет.
  Сидевшая за большим письменным столом дама в строгом деловом костюме при виде Андрея встала во весь немаленький рост (а ведь она одного со мной роста – подумал Андрей, метр восемьдесят), вышла из-за стола, выпрямившись и выставив вперед грудь (Ого! Пятый размер, как минимум…), и, цокая пятнадцатисантиметровыми каблуками, подошла и поздоровалась с ним за руку. Рукопожатие было неожиданно крепким (наверное, в спортзал ходит). Она пригласила Андрея сесть в кресло у низкого столика, и сама села напротив, эффектно скрестив длинные ноги. Андрею было неудобно пялиться в декольте, и он начал осматривать кабинет. Картины на стенах - горы, храмы, старики в чалмах, курительная палочка в углу на тумбочке перед чьим-то портретом, бансай на подоконнике – дама явно испытала влияние Востока. И голос у нее был под стать броской внешности – низкий, чувственный.
-         Здравствуйте, дорогой Андрей! Дама тоже говорила по-русски, хотя и с сильным акцентом. Меня зовут Сара, и я менеджер этого банка. Мы уважаем желания клиентов и стараемся исполнять их без возражений. Но, скажите, если это не секрет, почему вы решили закрыть этот ваш счет? Вы, конечно, имеете счета в других банках – она выразительно посмотрела на его костюм, - но и мы могли бы вам пригодиться. Маленький банк иногда может оказаться нужней и полезней крупного. Попробуйте, испытайте нас!
Она улыбнулась обворожительно, и это придало ее словам некоторую двусмысленность. Андрей покраснел и рассердился, прежде всего – на себя. Собственная нечистота, физическая или внутренняя, в мыслях, казалась ему с детства видимой всем, как пятна грязи на лице или одежде. Наверное, это из-за любимой фразы, повторяемой мамой ежедневно: - В человеке все должно быть прекрасно… Эта убежденность часто стоила Андрею членства в веселых компаниях – кому охота терпеть рядом с собой зануду-святошу? Но пару раз она же спасала его, удерживала на самом краю – преступления или беспутства. И, чувствуя фальшь или грязь, он до сих пор краснел, как красна девица.
Заметив его смущение, дама посерьезнела, подтянулась и перешла на официальный тон.
-         В перечне наших услуг начинающим предпринимателям есть и помощь в составлении бизнес-планов, и расчет рисков и рентабельности, и даже исследование рынка – производства и услуг. Так что, если у вас есть какая-то перспективная бизнес-идея, мы готовы помочь вам в ее осуществлении. Более того, мы готовы помочь вам профинансировать ее, в расчете на будущие прибыли, а также обеспечить финансовое сопровождение, поиск и подбор необходимых специалистов, словом - ведение всего вашего бизнеса. Ну что, есть у вас что-нибудь нам предложить?
Андрей задумался, вспоминая. Да, он давно вынашивал в голове одну идею, но воплотить ее в жизнь даже не мечтал. И вдруг – такое предложение. Он решился, и, смущаясь, начал рассказать.
Работая шофером, он часто жалел, что производители автомобилей не позаботились достаточно о зрении водителей. Яркое израильское солнце, особенно утром и вечером, буквально ослепляло, и не помогали ни солнцезащитные очки, ни козырек кепки. Устав отворачиваться и щуриться, Андрей разобрал однажды старый экран на жидких кристаллах, спаял простенькую схему регулировки и питания, и подвесил экран на стекло двери водителя. И забыл о тропическом солнце. Одним движением ползунка стекло затемнялось до нужной величины, а второй регулятор позволял варьировать затемненность, высветляя углы или, наоборот, центр стекла. Найдя большой телевизор, выставленный хозяевами на выброс, Андрей приспособил его на лобовое стекло. Он забыл об очках, и роскошествовал за рулем, поглядывая снисходительно на не имеющих такого волшебного экрана коллег-водителей. Идти куда-то продвигать изобретение Андрей не решился, справедливо рассудив, что его идею или засмеют, или украдут, или все сразу. А тут такая дама, приятная во всех отношениях, сама предлагает ему помощь.
Сара открыла крокодиловой кожи бювар и стала набрасывать план работы, попутно объясняя его. Выходило у нее легко и просто. Адвокат и нотариус, заверение патентной идеи, оформление заявки, попутно – экспертиза в частной лаборатории, под подписку о сохранении тайны. Соглашение с заводом, желательно – корейским, о выделении сборочной линии солнцезащитных панелей. Сотрудничество с фирмами - производителями автомобилей, стандартизация панелей и подгонка их под конкретные марки машины. Договор с рекламным агентством, выход на рынок в одной стране, ажиотажный спрос, выход на биржу, постройка собственного завода… Андрей затряс головой. Он ничего такого не хотел, только мастерскую по установке экранов, переделанных из старых телевизоров. Сара задумалась, кивнула одобрительно, дописала еще один пункт – сотрудничество с зелеными и министерством экологии, государственная программа по утилизации старых телевизоров. Андрей с ужасом и восхищением смотрел на элегантную женщину, превращающую у него на глазах сумасшедшую идею бывшего шофера в реальный бизнес-план по завоеванию мировых рынков.
-         Скажите, госпожа, а зачем вам я? Ведь вы с вашими способностями можете раскрутить десятки таких проектов?
Сара рассмеялась. Дорогой Андрей, самое дорогое - это сама идея, зерно. Прорастить его, правильно за ним ухаживать, вырастить до созревания плодов – всему этому учат в университетах. Но вот родить такое зерно нельзя научиться, это или получается, или нет. И, кстати, совсем не факт, что из вашей идеи получится что-нибудь путное. На любой стадии ее поджидают множество опасностей. Вполне возможно, что мы только потеряем на этом время и деньги. Из десяти открывающихся стартапов девять разоряются и исчезают.
-         Тогда зачем же вам все это – поддержка, риски?
-         Да потому, что один удачный стартап способен окупить все наши вложения на годы вперед. И потом – она улыбнулась – кто не рискует, тот и не пьет… ))
Внезапно она помрачнела.
-         Есть одна серьезная опасность. Затемнением стекол автомобилей занимается в Израиле всего одна фирма, или напрямую, или через подставные фирмы. Называется она просто – Корпорация. У них множество направлений деятельности, начиная от вполне легальных, и заканчивая какими-то совсем уж криминальными, типа охраны маленьких бизнесов или нелегальных игровых автоматов. Управляет всем одна семья, точнее клан. И возможности у этого клана не чета нашему банку, хоть мы и считаемся крупнейшим банком страны. Так, например, когда министр финансов подписал указ о запрещении легальных игровых автоматов, то через день его заставили отменить собственный приказ и отправить дело на дополнительное расследование. Была создана межминистерская комиссия, которая благополучно похоронит смелую идею министра в реке времени. Представляете, каким влиянием обладает эта семья?
Андрей поежился. Связываться с местной мафией ему совсем не хотелось. Но Сара успокаивающе похлопала его по руке.
-         Ничего страшного еще не случилось. Позвольте мне по своим каналам проверить несколько аспектов нашей идеи. Она улыбнулась и вопрошающе подняла брови. Андрей понял намек и кивнул одобрительно.
-         Конечно, нашей! Если у меня что-то и получится, то только вместе с вами. Партнеры?
-         Партнеры! Сара энергично пожала его руку. Вынула из сумочки телефон, попросила:
-         Продиктуйте, пожалуйста, ваш номер. Андрей послушно сказал, Сара набрала, телефон мелодично затренькал. Сара кивнула.
-         Очень хорошо. Теперь у нас есть личные телефоны друг друга. Когда появятся новости, касающиеся нашего бизнеса, я извещу вас. Ну и вы, если возникнет желание или необходимость, звоните смело, в любое время суток. Потревожить вы сможете только моего кота, но это не страшно, он наверстает. Она встала, и Андрей встал, понимая, что встреча закончена. Попрощался и вышел из банка, запоздало подумав, что зря не попросил у своего нового делового партнера небольшой ссуды наличными, хотя бы – на автобус до Тель-Авива.

(продолжение следует)
Tags: байки у костра, опыт детектива
Subscribe

Posts from This Journal “байки у костра” Tag

  • Первая пошла!

    Первая пошла! Книжный интернет-магазин выставил мой электронный сборник фантастики. В бесплатных сорока страницах 4 рассказа: Великий дар,…

  • СКАЗОЧНИКИ

    У них тут целый угол, на городском базаре. Они сидят длинной линией, кто на ковре, сложив по-турецки ноги, кто на вышитой подушке, кто на…

  • КОСТЮМ

    (Окончание. Начало - здесь, здесь и здесь. ) 4. Светлана Городок спал, как и в прошлый раз, но теперь – под ярким осенним…

promo gennadydobr november 11, 2014 00:32 33
Buy for 30 tokens
Проявилась необходимость поделиться с друзьями грибными полянами. 1. http://rutracker.org/forum/index.php?c=33 Бывший торрентс ру. Очень много и хорошо разбито на подкатегории. Требует регистрации. 2. http://baratro.ru/subcat.php?id=260 Поисковик по русским торрентам. Без регистрации. Все книги…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Posts from This Journal “байки у костра” Tag

  • Первая пошла!

    Первая пошла! Книжный интернет-магазин выставил мой электронный сборник фантастики. В бесплатных сорока страницах 4 рассказа: Великий дар,…

  • СКАЗОЧНИКИ

    У них тут целый угол, на городском базаре. Они сидят длинной линией, кто на ковре, сложив по-турецки ноги, кто на вышитой подушке, кто на…

  • КОСТЮМ

    (Окончание. Начало - здесь, здесь и здесь. ) 4. Светлана Городок спал, как и в прошлый раз, но теперь – под ярким осенним…